Как выживать в эпоху запретов (с точки зрения юриста)

Антон Иванов Председатель упраздненного Высшего Арбитражного суда в отставке

В последние годы мы сталкиваемся с растущим количеством запретов, которые уже превысили разумные пределы. После вседозволенности девяностых и наведения порядка в нулевых началось «закручивание гаек» десятых. В этой гонке участвуют все – и правые и левые, и государство и гражданское общество, и умные и дураки. Причины возникшего социального явления еще требуют изучения. Несомненно, среди запретов, которые введены или еще только предлагаются, есть и разумные. Не будем сейчас обсуждать, какие конкретно.

Поведение многих людей причиняет вред нашему образу жизни, поэтому для них необходимо установить определенные рамки. В то же время запреты, касающиеся всех и каждого, понижают степень общественной свободы, – и в этом смысле они должны иметь серьезное обоснование, опираться на взвешенный анализ всех «за» и «против». Одного довода о том, что большинства людей они фактически не коснутся, явно недостаточно! Большинство тоже может ошибаться, и, как показывает история, часто ошибается.

Но это все общие предварительные замечания. А что делать, если число запретов все растет и растет, а вы не хотите их игнорировать, а тем более, сознательно нарушать? Ведь это чревато неблагоприятными последствиями! Здесь нужно помнить, что свобода человека, его права, возможность выбирать варианты собственного поведения, - первичны, а запреты – вторичны. Запрет – это ограничение свободы, а свобода – неотъемлемое качество человека, которое важнее государственных интересов или экономических резонов.

С учетом такого понимания свободы в праве был выработан принцип «запрещено только то, что прямо предусмотрено» или, противоположный, но соответствующий ему, принцип «разрешено все, что прямо не запрещено». Не все, конечно, с этими принципами согласны, иногда говорят, что не все, что прямо запрещено, дозволено. Однако мы ведем речь об отношениях между государством и частными лицами, и здесь названные принципы должны работать во всю силу.

На практике это означает, что нужно четко анализировать, что именно запрещено. Тут имеет значение каждое слово. Если написано, что нельзя что-то публиковать в газетах, то это вовсе не означает, что это нельзя публиковать в журналах. То, что касается улиц, не может распространяться на дворы. Говоря языком права, запреты нельзя толковать расширительно, то есть так, чтобы выходить за рамки их буквального смысла. Причем аргументы типа «мы это забыли запретить, хотя и имели в виду», не должны приниматься во внимание.

Конечно, те, кто формулирует запреты, знают об упомянутых выше правовых принципах. Поэтому они стараются использовать объемные по содержанию термины. Например, вместо газет и журналов – средства массовой информации (СМИ), вместо улиц и дворов – общественные места. Если эти термины четко и недвусмысленно определены законом (скажем, приведен замкнутый перечень), то проблем с их толкованием не возникает. Просто на все, что не упомянуто в законе, запрет не распространяется.

Но часто перечень того, что попадает под запрет, остается открытым. Например, нечто запрещается на улицах, во дворах, в парках, скверах и других общественных местах. В этих формулировках всегда есть известная доля лукавства, поскольку они рассчитаны на заранее не определенный круг явлений. Запрет начинает зависеть от того, какое решение вынесет правоприменитель – государственный орган, суд и т.д. И в нашем примере общественным местом может отказаться то, что в обыденном сознании им никогда не было. Тем самым нарушается принцип «запрещено только то, что прямо предусмотрено».

Однако, было бы легкомыслием сказать, что во всех случаях, когда что-то не названо в открытом перечне, запрет не действует. Наша практика, к сожалению, подобного подхода не признает и постоянно стремится к расширению запретов. Это сужает степень свободы общества подчас сильнее, чем прямой запрет, поскольку создает правовую неопределенность. Люди вынуждены действовать на свой риск и со страхом ждать наказания. В таких случаях нельзя вести речь об их вине и наказывать за правонарушение.

Но как быть, если наказания продолжают применять? Надо постоянно повторять, что запрет в таком случает четко не установлен, что он нарушает принципы права. Если такие аргументы не сработают, нужно настаивать на том, что широкое толкование данного запрета не доведено до сведения общественности, что отсутствует акт какого-либо государственного органа, в котором спорный вопрос разрешен. Наконец, вполне уместен аргумент, что ранее за подобное нарушение к ответственности не привлекали. Все это соответствует лучшим практикам администрирования запретов в других странах.

Иногда запрет сформулирован без указания на конкретный перечень, но при помощи признаков, допускающих различное толкование, т.е. с использованием расплывчатых понятий. В отношении них применима та же логика, что и для открытых перечней. Надо лишь добавить, что надлежащим образом не сформулированный запрет вообще запретом считаться не должен, поскольку противоречит правовым принципам. И то, что наши правоприменители тут же бросаются его толковать вместо того, чтобы отвергнуть, не красит отечественную правовую систему. При любых обстоятельствах все сомнения в формулировках должны толковаться против сильнейшей стороны в публичных отношениях, т.е. против государственных органов.

От расплывчатых, четко не определенных понятий, встречающихся в запретах, нужно отличать так называемые оценочные понятия. Под ними понимаются понятия, которые имеют различное толкование в зависимости от того, о каких отношениях идет речь. Наиболее известные из них – существенное правонарушение, крупный ущерб, разумный срок и т.д. В публичных отношениях, которые требуют равного подхода ко всем обязанным субъектам, оценочные понятия вообще недопустимы. В действительности же они довольно часто используются.

Достаточно вспомнить положение ст. 11 Налогового кодекса РФ о том, что понятия из других отраслей права (гражданского, семейного и т.д.), если они не сформулированы иначе в налоговом законодательстве, должны толковаться в соответствии с нормами этих отраслей. А поскольку в гражданском праве довольно много оценочных понятий, их применение способно породить проблемы в праве публичном. Чтобы этого избежать, нужно ссылаться на принцип равенства публичных обязанностей вне зависимости от лица, на которого они распространяются. Таким образом, запрет не может считаться должным образом установленным, если он сформулирован при помощи неопределенных или оценочных понятий.

Все, что было сказано ранее, касается случаев, когда запрет не действует, когда его попросту нет, хотя может казаться, что, в силу неочевидности обстоятельств, он все-таки существует. Но часто наши граждане и организации бывают настолько возмущены запретами, что пытаются обойти даже четко сформулированные запреты, создавая видимость того, что последние на них вообще не распространяются, - и порой добиваются успеха!? К тому могут быть разные причины – и некомпетентность государственных органов, их безразличие, наконец, банальное мздоимство.

Попытки умышленного обхода установленных запретов в конечном счете могут привести к еще большим потерям (они будут накапливаться). На обмане долго не проедешь! Честность – все-таки лучшая политика. Даже если закон не придает значения длительности нарушения запретов или повторению нарушения. Просто на таких нарушителей начинают обращать повышенное внимание в любой сфере их деятельности. Поэтому надлежащим образом установленные запреты лучше не обходить.

Но даже если вы столкнулись с таким запретом и вынуждены его соблюдать, помните, что в жизни есть множество иных видов деятельности, которые не запрещены и никогда не будут запрещены. Займитесь ими. При правильном подходе это тоже позволит достичь успеха. Ну или начинайте борьбу за отмену запрета, хотя это уже другая история.

Завершая изложение, хотелось бы подчеркнуть, что активная жизненная позиция лица, на которого наложен запрет, часто способна ему помочь. Особенно если он знает те аргументы, которые позволяют избежать необоснованных запретов, и умело их применяет.
Удачи вам!
P.S. Этот фрагмент был написан для одного популярного журнала, хотя оказался для него слишком сложным. Публикую в инициативном порядке.
13 сентября 2014 г.

 

Источник: Zakon.ru

 

map

ООО «Агентство региональных энергетических проектов»
Ставропольский край,
г. Пятигорск,
ул. Московская, 34а

8 (8793) 31-75-35 (доп. 102)